Жан-Кристоф Майо: «Трансляция позволяет приблизиться к публике»

21.01.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: Елена Фетисова

24 января в 18.00 по московскому времени на экранах более чем тысячи кинотеатров в пятидесяти странах пройдет online-показ спектакля ГАБТа «Укрощение строптивой».

Событие можно расценивать как кульминацию проекта «Большой балет в кино» в рамках Театрального киносезона 2015–2016: зрители увидят спектакль, сочиненный Жаном-Кристофом Майо специально для Большого театра. Более того, увидят международный дебют Майо, впервые оставлявшего «Балет Монте-Карло», где он полноправный автор и хозяин, ради постановки «на стороне». «Укрощение» пока мало известно за границей (спектакль покидал родной театр однажды — открывал Год России в Монако). Оно уникально тем, что существует исключительно в репертуаре Большого, а в трансляции примут участие артисты, выпускавшие премьеру. Последнее — факт немаловажный: вольный француз работает только с одним составом и, сочиняя, исходит из характеров, природной мимики и телесной органики конкретных исполнителей. 

Почти шесть лет назад первые балетные киноверсии ГАБТа в прямой трансляции казались делом неведомым и амбициозным. Пилотной пробой стало «Пламя Парижа», «охватившее» Европу и буквально взорвавшее выдержанную и благонравную публику. Зрители вскакивали с мест и ликовали от виртуозного танца Натальи Осиповой и Ивана Васильева. После кинопоказа, напомнившего французам революционную историю 1789 года, билеты на гастрольные спектакли Большого в Париже были распроданы в рекордно короткие сроки. В акцию показа спектаклей стали включаться новые страны и компании, так что любители балета смогли объединяться в режиме реального времени. За 4–5 прямых трансляций собралась богатая коллекция из репертуара Большого, армия балетоманов полнится, в кино- и театральные залы возвращается молодежь. 

— Трансляция — напряженный труд большой команды, и без компании Pathé Live (старейшей во Франции и владеющей самой значительной сетью кинотеатров) проект сложно было бы осуществить. За видеоконтент отвечает ведущая мировая компания Bel Air Media, в чьей специализации — записи оперных, балетных и драматических спектаклей. Привлекаются к работе и наши операторы, оборудование берется в аренду, возле театра размещаем передвижную телевизионную станцию, — рассказывает руководитель пресс-службы театра Катерина Новикова, ведущая блицинтервью с создателями балетов в режиме прямых включений.

Фото: Михаил Логвинов

— У каждой трансляции своя изюминка. Например, в недавно показанном балете «Дама с камелиями», уже ставшем классикой, танцевала Светлана Захарова. И сам хореограф Джон Ноймайер хотел, чтобы мир узнал, сколь удивительный образ Маргариты Готье создала балерина. Количество зрителей в десятки раз превзошло все ожидания, хотя существует немало записей этого балета, и все они доступны.

Российские кинотеатры подхватили эстафету не сразу, чему есть объяснение: в прямом режиме спектакль бесплатно показывается на YouTube, и запись сохраняется 24 часа. Такая привилегия доступна только россиянам. Дома, у компьютера, что и говорить, удобно, хотя эффект выходит совершенно иным. Огромный экран и полный зрительный зал дают, несомненно, более емкие впечатления. Прекрасны общие планы, которые в театре и не заметишь. Когда камера сверху следит за печальным совершенством перестроений лебединых стай, ощущаешь себя зрителем Императорского театра, спешно покинувшим уютный партер, чтобы с верхнего яруса увидеть графику кордебалетных композиций. 

В «Укрощении строптивой» хореограф пасьянсом раскладывает разные варианты семейных отношений: и те, где чувства бьют через край, и романтически-меланхолические, и даже весьма сдержанные и рассудочные. Безудержно фантазийный спектакль под россыпь знакомых мелодий Шостаковича представят артисты, создавшие в этом балете едва ли не лучшие свои роли. Жан-Кристоф Майо приехал в Москву, чтобы провести перед трансляцией репетиции с солистами и кордебалетом. 

культура: Ваше отношение — хореографа, режиссера — к трансляциям? 
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАССМайо: Идея замечательна. Прямые эфиры позволяют приблизиться к публике — к тем людям, которые находятся очень-очень далеко от Москвы. Они получают возможность пройти вместе с нами, историю, сюжет балета. Магия спектакля, который разыгрывается сейчас на сцене, разделяется всем миром. Довольно сильное эмоциональное переживание. Сиюминутность происходящего и его оценки — то полезное, что формат online приносит сценическому произведению.

культура: Спектакль в театре и спектакль, запечатленный на пленку, — разные по своей природе вещи. 
Майо: Трансляция — не то же самое, что фильм-балет, специально созданный для экрана. Но мои хореографические произведения всегда рассматриваются как кинематографические. Быть может, потому что я создаю роли вместе с артистами. Для меня их актерские способности не менее важны, чем танцевальные возможности. Трансляция как раз способна выявить все тонкости актерской игры, нюансы общения героев между собой, над чем я много работал с танцовщиками Большого.

культура: Умение выстроить образ и передать характер — козыри русской актерской школы. Ваша труппа в Монте-Карло духовно и исторически связана с нашей историей — в княжестве Монако Сергей Дягилев разместил свою антрепризу. С каким чувством Вы вернулись в Большой театр? 
Майо: Рад встрече со всеми, с кем работал над «Укрощением строптивой». Для меня важно представить спектакль в трансляции именно с первоначальным составом. Он навсегда останется для меня самым убедительным — мы вместе строили этот балет. Кажется, у нас сложились замечательные отношения, особенные. Любовные страсти на сцене, где персонажи ищут свои половинки, — не только Шекспир или мои фантазии, в огромной степени это естественные реакции современных людей: Кати Крысановой, Владислава Лантратова, Оли Смирновой, Семена Чудина. Там, где один спрячет раздражение за безудержным смехом, другой расплачется. И каждому нужно по-разному выстроить роли. Спектакль — это не просто красивый танец.

Фото: Елена Фетисова

культура: Станете ли Вы руководить режиссером, выбирая в каждой сцене планы — общие, средние, крупные, или доверитесь его вкусу? Что-то измените в спектакле для трансляции?
Майо: Понимаете, в балете для меня самое главное — человеческие отношения, контакт между людьми. Если бы танец не дарил мне таких возможностей, то я занимался бы другим делом. Конечно, мы будем обсуждать с режиссером трансляции детали, чтобы четко и конкретно передать суть, чтобы не потерять нюансы, расставить акценты и не войти в противоречие с музыкой — она не менее важна, чем визуальная картинка. Главное, ни на минуту не терять драматическое напряжение и сделать очевидным, как хорошо танцуют артисты — многое здесь зависит от ракурса съемки. Я буду находиться рядом с режиссером (Венсан Батайон — постановщик большинства балетных трансляций Большого театра. — «Культура»), но оставлю ему поле для свободы. Надеюсь, получится сотворчество, во всяком случае, в мои планы не входит занять его место. Автор должен доверять режиссеру, а не контролировать каждый его шаг. Априори в хореографии ничего менять не собираюсь.

культура: В каком случае можно будет сказать, что кинопоказ удался? 
Майо: Если не исказятся смыслы спектакля. Надо понимать, что во всем соответствовать не получится. Например, во время крупных планов главных героев, остальным, кто не попал в объектив, кажется, что они не нужны. Тут свои правила игры, и их надо принимать. Выбор приходится делать всегда.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть