Танец за экватором

31.10.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

Москва принимает участников международного фестиваля DanceInversion

Contemporary dance или современный танец прописан в Америке и Европе, развивается и в России, формируя год от года ряды истовых поклонников. Ежегодный DanceInversion — самый крупный и, несомненно, самый авторитетный фестиваль неклассического направления. Его проводят уже 16 лет и иначе как «уринским» — по имени создателя — не называют. Конечно, экс-директор Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин задумывал московский смотр современных танцевальных трупп вместе со своей командой. Сам театр тоже не словами, а спектаклями доказывал, что танцевальная жизнь мира многообразнее почитаемых нами формул академических представлений, — верстал собственную афишу эксклюзивно, сочетая классику с современной хореографией.

Grupo Corpoа

Нынешнюю программу DanceInversion, посвященную мало кому знакомым танцам южного полушария, можно считать сенсационной. Легкая рука художественного руководителя фестиваля Ирины Черномуровой увела DanceInversion с европейской территории далеко за экватор: «Интеллектуальная Европа немножко стала лукавить, кружить на месте в языке танца, а жители тех стран, где солнце встает в другое время, а вода движется в другую сторону, оказываются ближе к природе и в ней находят неисчерпаемый источник танцевального вдохновения. Нам хотелось обнаружить национальный темперамент, новую энергетику, свежий и нестереотипный взгляд на мир. Ведь танец — это искусство эмоций, сердечной радости и боли».

DanceInversion-2013, рассчитанный на два осенних месяца, представляет труппы из Бразилии, Новой Зеландии, Австралии, которые никогда не бывали в России. Октябрьский фестивальный цикл уже исчерпан и можно подвести итоги. 

Экзотические неведомые дали современного танца открылись бразильскими экзерсисами компании Grupo Corpo. Карнавального жанра не обещали, о чем и поведал руководитель труппы сценограф Пауло Педернейраш: «Мы не рассказываем истории, скорее — передаем абстракции, основанные на внутренней свободе и солнце в крови, доставшихся нам по рождению». Оказывается, у бразильцев нет слова «нет». То есть, есть, конечно. Просто они им стараются не пользоваться. Даже находясь в цейтноте, бразилец на вопрос: «Хотите ли вина?» не скажет «Нет, спасибо». Правильный ответ: «Попробую чуть-чуть — и с превеликим удовольствием, остальное — в другой раз». С терпким южным вином сравнима хореография Родриго Педернейраш (его, брата худрука, не пустила в Москву болезнь), где искристый массовый танец с редкими контрапунктами соло и дуэтов созвучен вкусу молодого вина. Непривычный язык изобретен хореографом: мышцы танцовщиков постоянно находятся в движении, перетекают, как ртуть; тела живут по законам волн, мягко ласкающих золото пляжей Рио-де-Жанейро. Даже при полном спокойствии рук и привычном шаге, непрерывно вибрируют бедра, плечи, шея, в ускорениях и замедлениях повинуясь внутреннему ритму. 

В спектакле «Parabelo» (название — от пистолета парабеллум и одноименного фильма, откуда взят саундтрек для постановки), и в танцзарисовке «Sem mim» (под средневековые напевы) сюжеты совсем не важны. В первом авторы видят буйство жизни, во втором — гимн морю, из чьих бескрайних далей одинокая девушка на берегу ждет возвращения возлюбленного моряка. Гораздо важнее попыток пересказать вполне абстрактные истории — диковатый танец «внутри тела» с чувственным языческим восприятием мира, мира по-бразильски. Увидев его однажды, не опознать вновь невозможно. А карнавал как дань туристическим надеждам все-таки случится в финале, когда танцовщики с ловкостью фокусников облачатся в яркие одежды и пустятся в лихой перепляс.

Компания КafigКомпания Кafig на фестивале уже бывала, ее французская прописка на сей раз лукаво маскирует восточную по экзотике природу танца. Хореограф Мурад Мерзуки, уроженец Франции (хотя родители — выходцы из Африки), — воспитанник не только танцевальной школы, но и цирковой, на протяжении многих лет продвигает хип-хоп на сцену: «Хип-хоп — здоровый танец (а сцена сейчас как никогда нуждается в здоровом искусстве), рожденный на улице и открытый для всех». Во время вояжа на Восток хореографа потрясли тайваньские танцовщики, способные молниеносно запоминать движения и превращать каждое из них в экстравагантное па. «Языковой барьер вынуждает нас думать по-разному, а язык тела возвышается над любой другой фигурой общения», — объясняет Мерзуки. В чарующем спектакле с непереводимым названием «Yo Gee Ti» соединились французские хип-хоперы и мастера диковинной восточной акробатики, чье искусство объединено спортивно-состязательной природой. Внутренний сюжет — чарующая алхимия рождения мягкого войлока как символа тепла. С колосников спускаются нити, которые то сплетаются в косы, то завязываются узлами, то струятся водопадом. Люди, наподобие игл, ткут из нитей свои узоры. Зрелище — гипнотическое. В финале танцовщики выходят к рампе в войлочных костюмах. В отличие от монотонного действа бразильцев «Yo Gee Ti» исполнено контрастов: «рукодельно-войлочная» медитация взрывается скоростными вихрями танца, а в качестве бонуса после поклонов нам предлагают парад-алле аттракционов.

Спектакль Рафаэля Боначелы «2 One Another» — тоже труднопереводимый набор известных слов. Ему, прибывшему из далекого Сиднея, ничто не мешает стать своим на европейском континенте. Совсем не антиподами заселена Австралия: под старинные мелодии барокко и современные электронные ритмы разворачиваются зарисовки о встречах и расставаниях, языком продвинутого contemporary dance вымуштрованные у классического балетного станка артисты ведут рассказ о любви, и он не кажется затертым или банальным. Объединяет все показанные спектакли волшебство света, который, похоже, скоро напрочь вытеснит декорации. Чувственные в дуэтах австралийцы то парят над огнями большого города, то ступают по звездному небу, то «отвечают» внутренним светом на пульсацию солнечных протуберанцев.

MAU

В ноябрьской программе фестиваля никак нельзя пропустить выступлений группы MAU из Новой Зеландии. Островитяне пекутся о своем коралловом рае, где вдруг объявились птицы с обрывками кинопленки в клювах. Шаман Леми Понифазио — он же философ и хореограф — по этому случаю придумал спектакль о развитии цивилизации, угрожающей простой, ясной и в то же время непостижимой человеческой природе.

Завершится фестиваль громкой премьерой организатора — Музтеатр имени Станиславского и Немировича-Данченко пополнит свою раритетную коллекцию балетов от Иржи Килиана спектаклем «Восковые крылья». Хореограф не отрицает возможности приезда в Москву. Видимо, ему самому интересно посмотреть на удивительных артистов с Большой Дмитровки, оказавшихся восприимчивыми к сложной и харизматичной пластике «гаагского гуру», как весь мир его, Килиана, величает.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть