Голландские высоты

30.06.2015

Елена ФЕДОРЕНКО

«Sehnsucht»

В Большом театре завершились гастроли Нидерландского театра танца (NDT) из Гааги — мирового лидера в области современной хореографии. 

Истории NDT — 56 лет, но все знают его как театр Иржи Килиана. Начавший руководить коллективом с середины 70-х «гаагский гуру» повел театральный корабль через фарватер современной хореографии, и все нынешние знаменитые мастера так или иначе оказались его учениками: Начо Дуато, Охад Нахарин, Александр Экман… Руководство NDT — тоже последователи Килиана. Соль Леон и Пол Лайтфут были зачислены в штат NDT около трех десятилетий назад. Пол — выпускник Королевской балетной школы в Лондоне, Соль — воспитанница Национальной академии балета в Мадриде. Вскоре танцевальный дуэт превратился в союз хореографов. Сегодня их спектакли (в NDT ими поставлено 55 балетов) чрезвычайно популярны в мире, и любая труппа почитает за честь заполучить в репертуар опусы англичанина и испанки, обретших свой дом в Гааге. Критика заходится: «Если в году вы можете выбраться в театр один раз… этим одним должен быть NDT». 

Московские гастроли Нидерландского театра привели публику в полный восторг. На Исторической сцене Большого показали два замечательных и тонких спектакля Лайтфута и Леон «Sehnsucht» («Томление») и «Schmetterling» («Бабочка»), на Новой — их же миниатюры «Shoot the Moon» («Выстрел в луну») и «Stop-Motion» («Покадровая съемка»), а также балет «Solo Echo» («Сольное эхо») канадки Кристал Пайт. «Томление» — посвящено отцам хореографов, и в спектакле звучит пронзительная ностальгическая нота. «Бабочка» тоже наполнена мыслями о быстротечности жизни, ценной каждым мгновением. Мудрые, светлые и немного грустные балеты поставлены веселыми, темпераментными и озорными хореографами. Сразу после грандиозного успеха первого вечера Соль ЛЕОН и Пол ЛАЙТФУТ ответили на вопросы «Культуры».

культура: NDT называют особой планетой в танцевальной галактике. Законы на вашей планете есть? 
Соль ЛеонЛеон: Законов нет, но есть ориентиры и правила. Главное — открытость и человечность. Наша труппа многонациональна, в ней люди разных культур обязаны понимать друг друга и находить общий язык. Также танцовщики должны быть готовы к изменениям: в каком-то спектакле ты будешь очень важен, в другом — нет. 
Лайтфут: Мы много лет называли наш театр семьей. Думаю, это не совсем точно. Каждый человек в семье любим вне зависимости от его умений — просто потому, что он свой, родной. Нам же важен профессионализм высокого уровня. Это основа. Чем старше я становлюсь, тем больше ценю в артистах не только мастерство и виртуозность, но и характер, сценическое эго, харизму. Сейчас я говорю, что NDT — некое сообщество, коммуна мастеров. 

культура: При Килиане в театре было три труппы: основная, юниорская и ветеранская, и каждая — со своим репертуаром. Так и осталось?
Пол ЛайтфутЛайтфут: Теперь — две. На три не хватило средств. Мы сохранили основную труппу, где танцуют зрелые артисты, и молодежную — наше будущее. В ней артисты до 22 лет. Плавная смена поколений для нас принципиальна. 

культура: Еще несколько лет назад все знали, что вы не сотрудничаете с другими театрами и работаете только в родном NDT. И вдруг сенсация — в следующем сезоне заявлена премьера в Большом, к тому же Вы поставили спектакль в Екатеринбурге. Ваши принципы изменились?
Леон: Прежде мы много ставили в родном театре. К тому же наш маленький ребенок не позволял нам надолго отлучаться из Гааги. В итоге все сложилось удачно, у нас было время взрастить свой стиль, свою хореографию, воспитать артистов, которые танцуют наши балеты так, как никто больше не сможет. Это не преувеличение. С другой стороны, наша труппа не исполнит классику, как в Большом. 
Лайтфут: Театров много, но нечасто встретишь коллектив с неповторимой индивидуальностью. У большинства традиционный набор: классика, балеты известных хореографов и что-то из современного репертуара. Танцевальный круг узок, и все друг друга знают. Как только у какого-то театра появляется стоящий спектакль, он тут же отдается другим компаниям. Мы поняли — нужно искать неповторимость. Накопить репертуарный багаж. У нас постоянно звонит телефон с предложениями работы по всему миру. Мы это ценим, и теперь готовы поделиться своими спектаклями. 
Леон: В постановке балетов в других театрах существует проблема времени. Мир летит стремительно, быстро выучили движения — и на сцену. Нам интересно иное: привнести свою философию, объяснить, почему нужно делать так, а не иначе, помочь артистам дойти до смысла и донести этот смысл до зрителей. 

«Stop-Motion»

культура: В России вы ставите уже готовые свои спектакли. Любите возвращаться к прошлым работам?
Лайтфут: Для меня это большое удовольствие. В Екатеринбурге с интересом наблюдал, как спектакль «Step Lightly» («Легкая поступь») «приживается» на иной почве, как прорастают наши идеи. В следующем сезоне будем следить за этим процессом в Большом театре. 

культура: Постановка «Short Time Together» («Совсем недолго вместе») — выбор Большого или ваше предложение?
Леон: Все спектакли для своих проектов и гастролей мы выбираем сами. «Short Time Together» — единственный балет, который мы три года назад поставили не в NDT, а в Национальной опере Амстердама. Как юбилейный подарок театру, где издавна были сильны традиции классического балета. Противостояние: Амстердам — классика, Гаага — современный танец, существовало всегда. Вот мы и решили соединить оба направления, насколько это возможно, в одном спектакле. На наш взгляд, Большому театру, славящемуся потрясающим академическим наследием, «Short Time Together» с его пересечением культур, классической и современной, весьма подходит. 
Лайтфут: Не хотелось бы, чтобы сложилась такая ситуация: хореографы NDT приехали, продали балет и умыли руки. Мы надеемся, что наш визит послужит началом развития отношений и новой современной хореографии в Большом театре. Важно, чтобы танцовщики нас поняли, чтобы публике понравилось. Мне кажется, современная хореография в России еще пребывает в младенчестве. Видел я, конечно, немного, но сужу по фестивалю Дианы Вишнёвой «Context» и по отдельным спектаклям, которые удалось посмотреть.

культура: Кастинг в Большом уже провели?
Лайтфут: Да, но о его результатах, естественно, пока говорить не можем. Мы довольны. 

культура: Названия ваших спектаклей начинаются с буквы S. Критики объясняют это тем, что она открывает имена Соль и Сора, как зовут вашу дочь. 
Леон: Это одна из историй, понравившихся журналистам. Есть и иные объяснения. Для меня многое значат символы, в том числе буквы и цифры. Литера S замечательна тем, что если ее дорисовать, то получится знак бесконечности. К тому же очень много слов начинается с S, причем слов с достаточно обобщенным смыслом. 
Лайтфут: Мы не ставим конкретных историй, так что довольно отвлеченное название, да еще и на одну и ту же букву — для нас удачное решение.

культура: По-моему, в ваших спектаклях всегда прочитывается история. В балете «Subject to Change» («Объект перемен»), к примеру, вы рассказываете о трудном уходе человека из жизни. 
«Schmetterling»Леон: Но мы не выстраиваем фабулу. Стараемся воплотить свои эмоции на заданную тему, а тему часто заявляем в посвящении. Например, в балете «Schmetterling» говорится об отношениях матери и выросшего сына в период смены ролей, когда мама становится ребенком, нуждающимся в помощи. Конечно, я думала о своей старенькой маме, которая все больше похожа на маленькую девочку. Боюсь, если она увидит спектакль, то поймет, что в нем — мои страдания, связанные с нашим грядущим расставанием, оно неотвратимо. Но ведь это не конкретный рассказ, и каждый зритель после спектакля вспомнит о своей матери… 

культура: Англичанин и испанка живут и работают в Голландии. Пришлось ли что-то ломать в своей ментальности?
Леон: Вся моя семья — испанцы, в роду Пола — только англичане. Когда мы ждали ребенка, то врач сказал: смешение двух кровей дает отличный результат, потому что младенец забирает все лучшее от двух наций. Также и в творчестве: когда у тебя есть какие-то способности, и ты выходишь за рамки привычного, то твои таланты только крепнут и обретают иммунную защиту.
Лайтфут: От смешения двух генетических культурных кодов всегда получается новое, и, безусловно, важно место, где оно будет взращиваться. Голландия, страна путешественников, с ее терпимостью — идеальна для творчества. 

культура: Почему в репертуаре NDT все меньше спектаклей Иржи Килиана? 
Лайтфут: Сейчас уже нет ни одного. Так решил сам Килиан. Он пришел ко мне и сказал, что строил театр, где создавал новые спектакли, и не хочет, чтобы он стал репертуарным. Добавил, что его балеты — не пожизненный приговор коллективу, а NDT должен двигаться вперед, открывая новые имена и предлагая новые идеи. Сравнил творческую жизнь театра с быстрой рекой: «Мои балеты будут тормозить ее течение». К словам Килиана я подхожу очень ответственно, так что в планах нового сезона 11 премьер, и это не самый урожайный год. 
Леон: Килиан относился к нам, начинающим хореографам, как птица к птенцам. Когда он видел, что мы немного окрепли, то просто выталкивал нас в самостоятельный полет. Если ты упал, значит упал, и тут ничего не поделаешь. Если взлетел — счастливого полета. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть