Пой, молись, служи

09.04.2015

Наталья МАКАРОВА, Владимирская область

Дорога длиной в два километра от станции Арсаки упирается в ворота воинской части. Казалось бы, вполне обыкновенной. Лишь виднеющиеся купола старинного монастыря напоминают о том, что здесь, примерно в ста километрах от Москвы по ярославскому направлению, располагается единственный в России православный солдатский хор. Как соседствуют военная дисциплина, вера и музыка, незадолго до праздника Пасхи выясняла корреспондент «Культуры».

Игумен Свято-Смоленской Зосимовой пустыни Варнава

То ли часть внутри монастыря, то ли монастырь в составе части, поначалу и не разберешь. У КПП меня встречает и ведет на своеобразную экскурсию командир инженерного воинского подразделения майор Игорь Бандыш. На подведомственной ему территории находится Свято-Смоленская Зосимова пустынь, основанная еще в XVII веке. По мере приближения к куполам охватывает волнение. Oбитель, да еще такая древняя, прямо в расположении воинской части — как такое получилось? Об этом лучше спросить у настоятеля Зосимовой пустыни игумена Варнавы, советует мой провожатый. А вот и он — из залитых солнцем краснокирпичных стен монастыря появляется фигура настоятеля. Все, что видно издалека на фоне тающего снега, — черная ряса и длинная седая борода. Такой кадр в кино хорошо бы смотрелся. 

В общении игумен Варнава — обаятельный, теплый человек. Радуясь моему интересу, поведал историю обители, просуществовавшей вплоть до начала XX века. В 1923 году монастырь закрыли и разместили здесь воинскую часть — арсенал инженерных войск. Колокольню приспособили под водонапорную башню, храм — под офицерский клуб, а дом настоятеля — под штаб. Спустя 70 лет, в 1993-м, военные переехали чуть дальше, в новые казармы, и с тех пор началась современная жизнь Свято-Смоленской Зосимовой пустыни. Хотя попасть в монастырь можно только через армейский КПП, предъявив документы и получив пропуск.

В том же 1993 году у игумена Варнавы возникла идея создать православный хор. В Минобороны идею поддержали. Теперь солдаты в свободное от военной службы время могут посещать службы церковные, а из каждого призыва с десяток человек отбирают в хор «За веру и Отечество». Игумен обещает продемонстрировать его в деле и идет к ребятам готовиться. Я в это время забрасываю вопросами командира части.

— Как служится рядом с древней обителью? 

— Это, конечно, уникальное место, — говорит Бандыш. — Находясь здесь, среди монахов, которые всю жизнь посвятили Богу, проникается верой даже тот, кто был от нее далеко. Я сам верующий, но военная служба отнимает почти все время, поэтому посещать храм получается не так часто.

— Как солдату попасть в хор?

— Обычно сюда приходят ребята, которые имеют музыкальное образование и хотят во время армейской службы поддерживать уровень.

— В вашей части только верующие?

— Не обязательно. Отношение к вере — дело добровольное. Конечно, бывают и такие, кто мечтает связать свою жизнь с церковью, для них это шанс. Как правило, призывники заранее приезжают, знакомятся с игуменом Варнавой. Подать заявление на службу в нашем подразделении можно через управление Минобороны по работе с верующими.

— Вера помогает солдату? 

— Если врач лечит тело, то священник — душу. Игумен Варнава очень много времени уделяет солдатам, поддерживает их, создает определенный настрой в коллективе. Он всей душой болеет за армию, за Родину. В подразделении нет психологических срывов среди личного состава, грубых нарушений дисциплины, самовольных отлучек, употребления спиртных напитков. Когда я пришел в эту часть три года назад, решил проверить, как рядовые знают Устав гарнизонной и караульной службы. Оказалось — значительно лучше, чем в подразделении, где я раньше служил. И отношение к обязанностям совсем иное — более добросовестное. Люди, преданные Богу, хорошо служат, ведь подчинение заложено в православной вере. К тому же посещать богослужения рядовые могут только в свободное время. Поэтому вера не мешает, а помогает службе.

— А репетиции?

— Репетируют ребята также только в свободные часы — с 19.00 до 22.00. Ведь у нас нет такого подразделения — хор. Эти рядовые входят в роту охраны. А служба есть служба. Время на гастроли — не больше шести дней, и, как правило, в праздники.

В марте нынешнего года хористы выпустили уже семнадцатый альбом. В нем 32 музыкальные композиции, среди которых военно-патриотические песни и религиозные песнопения на европейских языках. Так как состав хора с учетом воинского призыва обновляется каждые полгода, батюшка старается, чтобы каждый «выпуск» оставил после себя музыкальное наследие. Кроме записи альбомов, хор постоянно принимает участие в различных концертах, фестивалях и музыкальных конкурсах. Только с начала этого года он более полутора десятков раз выступал на различных площадках, в том числе и в Государственном Кремлевском дворце. Гастролировал коллектив и за рубежом — участники хора побывали в Испании, Италии, Франции, Греции. Для каждой страны готовили оригинальный музыкальный подарок — песню на языке принимающей стороны.

Командир части показывает мне одну из казарм. На первом этаже столовая, на втором — солдатский кубрик и спортзал, а на третьем — комната для репетиций хора и небольшой храм. Игумен с гордостью рассказывает, как сами военнослужащие принимали участие в его обустройстве. Вырезали иконы из дерева, расписывали, правда, делали это те, кто уже занимался иконописью до армии. Заходя в храм, солдаты, как положено, крестятся. Обсуждают со священнослужителем разные бытовые вопросы. Все очень спокойно и как-то по-домашнему. А еще — здесь очень светло. Может, просто солнечный день выдался, а может, оттого, что люди собрались светлые. 

В прошлом году хор выступал с концертом в Испании, рассказывает игумен. Очень повезло: в то время здесь служил выпускник факультета международных отношений, знающий в совершенстве четыре языка. Он перевел несколько песен, в том числе «Миллион алых роз», на испанский, поставил остальным ребятам правильное произношение, и им удалось сразить публику наповал.

— Кстати, один из дисков мы записали прямо в гостиничном номере в Мадриде, — говорит отец Варнава. — Ну а что делать, у военнослужащих времени мало, используем каждую минуту. 

Задаю игумену тот же вопрос: что, на его взгляд, вера дает армии?

— Люди верующие воюют не из-под палки, не за материальные ценности, а за свое Отечество. Мы учим солдат защищать Родину и веру, а не убивать.

Прохожу в комнату для репетиций, здесь много церковных книг, на стенах — иконы, в центре пианино. Военнослужащие выстроились полукругом, отец Варнава скромно стоит сбоку. 

Мгновение полной тишины — и вот зазвучали голоса. Невозможно передать тот потрясающий эффект от сочетания мужества, таланта и смирения, который произвело на меня это пение.

Один из исполнителей Никита Неведицын, родом из Перми, призвался совсем недавно, в ноябре прошлого года. Он, как и многие, слышал о православном солдатском хоре. Приезжал сюда заранее, познакомился с настоятелем. Повезло — просьбу удовлетворили и направили в эту часть. Прежде военных или церковных песен Никита никогда не исполнял, но быстро влился в коллектив и стал осваивать репертуар. Говорит, самое сложное — нехватка сна, ведь от караулов никто не освобождает, а репетировать надо. 

— Те, кто слышит наши песни, не догадываются, каким тяжелым трудом это дается. Мы каждую свободную минуту, которых очень мало, посвящаем пению, — говорит Никита.

У него свой ответ на вопрос о вере и армии. По его ощущениям, вера очищает от негативных эмоций, позволяет не думать о плохом. 

— Когда устал, начинаешь нервничать, церковь помогает преодолеть такие моменты. Я раньше редко ходил в храм, а теперь стараюсь каждую неделю посещать воскресные службы, — говорит Никита. 

После армии он планирует продолжить музыкальное образование.

А вот многие его товарищи по хору видят свое будущее в церкви. 

— Больше ста человек, отслуживших у нас, стали священниками. Я недавно ездил в Духовную академию в Троице-Сергиевой лавре, видел там сорок студентов из наших, — говорит Игорь Бандыш.

Между тем подошло время обеда. Командир ведет меня в солдатскую столовую. Прежде чем приступить к приему пищи, один из военнослужащих поднимается и читает «Отче наш». После этого остальные, перекрестившись, принимаются за обед. Как в большой традиционной русской семье, какие сейчас редко встретишь. Положили ложки-вилки — снова молитва, и можно дальше заниматься армейскими делами. 

А у ребят-хористов сейчас концерт — их пригласили в Российскую академию музыки имени Гнесиных. Вот так живут здесь рука об руку армия, музыка и вера.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть