Ровесники крымской весны

26.03.2015

Александр АНДРЮХИН, Севастополь

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

20 марта Севастопольское президентское кадетское училище отпраздновало свою первую годовщину — без помпы и парадов. Курсанты и преподаватели поводили спецкора «Культуры» по плацу и аудиториям и рассказали, как в тревожные мартовские дни 2014 года Владимир Путин подписал распоряжение о создании училища. В кратчайший срок были возведены учебные корпуса, набраны преподаватели, и 1 сентября новички приступили к занятиям. А весной нынешнего уже намечается первый выпуск.


Не кадетское дело — гальюны драить

В 1914 году здесь, на мысе в Стрелецкой бухте, защитниками Севастополя была воздвигнута 23-я береговая батарея. Ее каменные укрепления стоят до сих пор. При украинской власти редут порос травой. На месте славной обороны устроили склад нефтепродуктов для «самостийных» войск. Еще год назад здесь уныло серели 16 га промзоны, а сегодня совсем другая картина. Минуешь парк Победы, и сразу перед тобой вырастает величественное здание. Громадный учебный корпус буквой «П» наводит на мысли о петербургских дворцах — классический стиль, имперские колонны, наверху золотой орел. Перед корпусом — громадный плац с четырьмя флагштоками, на двух из которых реют полотнища — российский триколор и андреевский крест. Площадь окаймлена клумбами и причудливыми фонарями. Полив цветов и кустарников производится по последнему слову техники. В нужный момент срабатывает датчик, и из-под земли, словно перископ, появляется лейка. 

Задняя сторона здания обращена к морю. Вдоль берега тянется вереница спортплощадок, а чуть ли не у самой кромки прибоя установлены тренажеры — для любителей «мышцу покачать». Неподалеку — шикарное здание крытого спорткомплекса. Живут кадеты в двух новеньких трехэтажных корпусах. Ну и не забывают славных предков — заброшенные укрепления 23-й батареи приведены в порядок. 

На КПП меня встретил заместитель начальника училища по воспитательной работе Александр Норенко. 

— Широких празднований в связи с годовщиной создания Президентского кадетского училища мы не планируем, — сразу внес ясность замполит. — Правда, посвятим этой дате спецвыпуск газеты и приступим к съемкам документального фильма.

Оказывается, здесь есть собственная редакция и телевизионная студия, репортеры и операторы — сами учащиеся. Но любого серьезного строителя и управленца поразит другое: как всего за год ухитрились возвести такой сказочный комплекс.

— Президентский статус дает возможность решать многие вопросы в оперативном порядке, — хитро улыбается Норенко. — Без лишних согласований, которые на год, а то и на два затормозили бы возведение учебных корпусов.

Фото: Александр Андрюхин

А медлить было нельзя. Практически сразу после приезда в Севастополь министра обороны Сергея Шойгу, который привез распоряжение президента, начался демонтаж нефтехранилищ. Следом строители приступили к заливке фундамента. Когда 9 Мая на этом мысе состоялась торжественная церемония закладки первого камня, по факту работы уже шли полным ходом. 20 апреля, ровно через месяц после распоряжения, объявили о начале набора в училище, а в конце августа была сдана в эксплуатацию первая очередь корпусов — четыре здания. Внутри — не без шика. Широкие холлы устланы коврами. На стенах картины. Одну из них, изображающую моряков-подводников, подарил училищу сам Шойгу. 

Первого сентября, как и планировалось, состоялось торжественное открытие, и 355 воспитанников от 12 до 14 лет приступили к учебе на трех младших курсах. Вообще-то училище рассчитано на 7 курсов и 840 кадет, но это когда введут следующие очереди строительства — к осени нынешнего года. 

— Процентов семьдесят детей — местные, — рассказывает Норенко. — Остальные — со всех концов России и Новороссии: с Камчатки, из Владивостока, Калининграда, Донецка... Желающих было много. Сначала проводился конкурс аттестатов, затем абитуриенты писали контрольные по предметам — что-то вроде вступительных экзаменов. После этого детей отбирали медики и психологи. Подходили серьезно — если видели, что кто-то еще не может без родителей, то рекомендовали повременить с поступлением. И еще — принимают пока только мальчишек. 

В группах по 30 человек. К каждой приставлено по два воспитателя — мужчина и женщина, вроде как папа и мама. За детьми продолжают присматривать и психологи. Всего в училище 155 педагогов — практически по одному на двух кадет.

А как же «тяготы и лишения воинской службы»?

— Наше училище не такое, как, например, суворовское или нахимовское, — пояснил Норенко. — Муштры здесь нет, гальюнов кадеты не драят — для этого у нас есть уборщицы. Мы готовим патриотов «для военной и гражданской службы» — так у нас написано в уставе.

Мне еще и петь охота...

Помимо трех младших есть здесь и выпускной 7-й курс. Это ребята из лицея при Академии военно-морских сил Украины имени Нахимова, располагавшейся на противоположной стороне Стрелецкой бухты. Академия прекратила свое существование, а сорок человек, окончивших десятый класс, перешли в Президентское. Кстати, Владимир Путин 20 марта 2014 года подписал еще и распоряжение о воссоздании в Севастополе Черноморского высшего военно-морского училища имени Нахимова. Оно было основано в 1937 году, но в 1992-м кабинетом министров Украины преобразовано в Севастопольский военно-морской институт, а в 2009-м — в Академию военно-морских сил Украины имени Нахимова, единственное высшее военно-морское учебное заведение Украины.

Но вернемся к нашему училищу. Что бы ни говорил замполит, а кадетский дух здесь витает — во время занятий в коридорах мертвая тишина, с обычной школой не сравнишь. Сначала четыре урока. Потом обед. Закрепление материала, затем полдник. 

— Словом, ребят вы сможете увидеть только после шести вечера, — подытожил собеседник. 

Что-то великовата нагрузка, — подумалось. Замполит, словно подслушав мою мысль, пояснил: дополнительные занятия воспитанникам только в удовольствие, они их выбирают сами — кому что интересно. Но не выбрать нельзя: здесь такого не бывает, чтобы кто-то из ребят в свободное время валялся на кровати и мечтательно смотрел в потолок. 

Фото: Александр Андрюхин

Тут в холле показался видный парень в парадной форме — прямо с армейского плаката 70-х. Аккуратная прическа, форма безукоризненно подогнана по молодцеватой фигуре. Кадет с офицерской выправкой оказался отличником выпускного курса Максимом Васильевым. Мы присели на диванчик под картиной с изображением крейсера на рейде, и Максим начал рассказ:

— Я местный, крымчанин, родился в городе Саки. После восьмого класса решил продолжить учебу в лицее МЧС в Виннице. Преподавание там велось на украинском, я его не очень хорошо знаю. Надо отдать должное преподавателям, они там еще с советских времен — подходили ко мне и по-русски объясняли то, чего я не понимал. Но среди лицеистов, особенно с Западной Украины, отношение к нам было враждебное. Постоянно приходилось быть начеку. Украинцы всячески старались подчеркнуть свое превосходство. До того как начались события на майдане, было еще терпимо. Но потом учиться стало невозможно. После крымского референдума я написал заявление о переводе в Севастопольский лицей при Академии имени Нахимова. А оттуда после окончания десятого класса мы всей группой перевелись сюда. 

Помимо учебы кадет занимается боевыми искусствами и тяжелой атлетикой. К слову, преподавание здесь отменное. Руководители спортивных секций  — как минимум мастера спорта, а учителя все известные, отмеченные различными наградами. Например, учитель математики Елена Олькиницкая в этом году победила в номинации «Преподаватель года» конкурса «Педагог года общеобразовательных организаций Министерства обороны». Максим уже знает, куда двинется дальше — в Краснодарское высшее военное авиационное училище. 

Когда в шесть часов вечера после занятий я вошел в тот же холл, там бурлил народ. Среди галдящих пацанов в серых и красных джемперах возвышались невозмутимые преподаватели. Обсуждалось, на какие факультативные занятия и в какие спортивные секции пойти. Выбор богатый — самбо, бокс, атлетизм, танцы, хор, журналистика, эстетика, стрельба, автовождение, судовождение. Я хорошо понимал тех, кто перебегал из одной группы в другую и все никак не мог определиться.

— Нет! Я все-таки на стрельбу! Или сегодня на барабаны?

— Да какие барабаны? Пойдем на футбол! У нас реванш!

— Нет, мы на вождение!

Когда-то мне самому доводилось водить суда. Неужели эта галдящая толпа сейчас, на ночь глядя, отправится за штурвал? Опасная идея.

— Что вы! — смеется начальник 7-го курса Евгений Яхно. — У нас здесь новейшие тренажеры — точная копия судовой рубки. И тренажеры по автовождению есть. Кстати, когда приезжал Шойгу, он сказал, что наше училище — одно из немногих довузовских учебных учреждений Минобороны, где кадеты проходят базовую автомобильную подготовку, которая позволяет им по достижении 18-летнего возраста получить права.

Как пройти в библиотеку

Библиотека училища приятно удивляет разнообразием книг, особенно в разделе фантастики. Взгляд радостно узнает с детства знакомые издания: их принесли в дар ветераны. В читальном зале — небольшая сцена, здесь проходят спектакли и викторины. Недавно, например, сыграли «Тома Сойера и Гекльберри Финна» на английском.

В соседней комнате — компьютеры, куда закачаны электронные книги. Вообще-то, компами воспитанников не удивишь. У каждого индивидуальный ноутбук. Нежелательные сайты и соцсети заблокированы. 

— Что читаете? — поинтересовался у кадет.

— Ужастики! — весело отвечают.

Где царит настоящее веселье, так это на занятиях по стрельбе. Ребята палят очередями из почти настоящих «калашей» по электронным целям, высвечивающимся на экране. При каждом удачном попадании вскидывают кулаки вверх: «Йес!»

— Помните о прошлых ошибках, — строго наставляет офицер. 

В другом углу пацаны разбирают и собирают автоматы. 

Рядом, в музыкальной комнате, два десятка кадет выбивают дробь на барабанах. По соседству я обнаружил единственного трубача. Он, не отрывая взгляда от нот, выдувал «Катюшу». 

Фото: Александр Андрюхин

В помещении для занятий журналистикой поразило количество профессиональных камер. Штук шесть, не меньше. Тут же и аппаратура для монтажа. С такой базой можно снимать полнометражные фильмы. 

— Но есть трудность, — объясняет руководительница занятий Дарья Веркеева. — Мы изучаем репортерское и операторское мастерство, а также искусство монтажа, но приходится еще ставить голос, дикцию, интонацию. Переучивать на «телевизионный» русский язык. Ведь большинство здесь говорят на диалекте. 

В крытом спорткомплексе занимаются кадеты постарше. Одни ожесточенно сражаются в волейбол, другие отрабатывают навыки борьбы, третьи боксируют... 

Когда мы вышли из зала, уже стемнело. С моря потянул холодный бриз, зарядил мелкий дождичек. Но по освещенному стадиону, как ни в чем не бывало, носились футболисты в разноцветной форме.

— Еще у нас в плане строительство большого бассейна и ледового дворца, — добил сопровождавший меня Евгений Яхно. — А вон там (он указал в сторону моря) уже строится шлюпочная. Будем ходить с кадетами в шлюпочные походы. 

Недолгая прогулка под дождем — и мы в спальном корпусе. В комфортабельных комнатах по два человека. В каждом блоке, больше напоминающем квартиру, по две такие комнаты. На блок — душ, два умывальника, два туалета и гардеробная. 

— Если вы заметили, некоторые кадеты ходят в красных джемперах, другие в серых, третьи в безрукавках, — говорит Яхно. — Всего шесть видов одежды: парадная, спортивная, повседневная — словом, на все случаи жизни. И у всех куртки «аляски», как это принято у военных всего мира. 

Зашли в довольно просторную комнату. Две кровати, два письменных стола, два стула, телевизор и даже синтезатор. 

— Да, — кивнул Яхно, — если кому захочется помузицировать — не возбраняется. Кстати, на группу выделено по две гитары.

Когда покидали корпус, он указал на дверь: 

— Это наша домовая церковь. Батюшка — капитан 1 ранга. У нас много верующих ребят. 

Есть в училище и передвижная церковь — белый фургон. Автопарк дополняют пять автобусов с надписью: «Осторожно: дети!» 

— Их нам подарили, — перехватил мой взгляд воспитатель. — Ребят часто возят на концерты, спектакли...

Неделя начинается с гимна

Куда пойдут эти ребята после выпускного? Большинство уже решили — в военные моряки. Куда же еще, если живешь в Севастополе? Впрочем, специально такой задачи никто перед ними не ставит — могут и на «гражданку». Но по-любому шансы на студенческий билет практически стопроцентные. 

— У наших выпускников есть преимущество, — тут Норенко делает паузу и веско добавляет:

— В знаниях. А не в том, что будут идти вне конкурса — таких льгот у нас нет. Я в своих уверен: в любом престижном вузе только откроют рот — сразу все ясно: «отл».

Но главное, подчеркивают мои собеседники, — не только дать знания, но сделать так, чтобы ребята «были ориентированы на служение Отечеству». Дело непростое: для многих из них Отечество-то сменилось. О России, о нашей теперь уже общей героической истории им еще многое предстоит узнать.

Каждый понедельник в училище начинается торжественно. В 7.30 все строятся на плацу. Начальник училища контр-адмирал запаса Виталий Михайлов командует:

— Поднять российский и андреевский флаги!

Звучат фанфары. Все поют гимн. Его знают назубок. 

— У нас был случай, — говорит Яхно, — мама одного кадета рассказала: «Какой стал мальчик! На Новый год забили куранты, и при звуках гимна он встал и запел. Такой порыв у него...»

Фото: РИА НОВОСТИ

Политзанятий в училище хватает. Каждый день начинается с десятиминутки по текущим событиям, ее ведет воспитатель в каждой группе. Плюс — раз в неделю общий сбор в актовом зале, чтобы посмотреть свежий 45-минутный выпуск программы «Новости недели», подготовленной местной телестудией. Ну и политурок перед каждой важной датой, связанной с историей России, особенно новейшей. 

— Раньше дети знали только 9 Мая и 23 февраля, — говорит Яхно. — Сейчас мы им рассказали о выводе советских войск из Афганистана, о войне в Чечне... Разумеется, изучаем события, которые происходили в Крыму в марте прошлого года. Мы их называем «Третья оборона Севастополя». В обязательном порядке — обсуждение Послания президента России. Что касается Украины и Донбасса — там ситуация еще нестабильная, и мы стараемся не давать оценок.

Есть в этом свой резон. Младшие — как губка, впитывают быстро. А вот выпускники-семикурсники все еще насторожены — некоторые до сих пор сомневаются, правильно ли, что Крым присоединился к России? Многие общаются со своими родственниками и знакомыми на Украине — они события трактуют так, как это преподносит им киевская пропаганда. Российскому кадетскому училищу, тем более президентскому, надо умело ей противостоять. Но и пережимать нельзя, особенно когда имеешь дело с подростками — можно добиться противоположного результата. Пусть смотрят, анализируют и сами делают выводы. Ребята неглупые, не ошибутся — уверены наставники.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть