ПРО наш ответ

18.09.2014

Владимир КОРНЮШИН, Санкт-Петербург

К 2015 году американские генералы обещали разработать новую военную программу глобального молниеносного удара, благодаря которой США смогут в течение часа уничтожить любой объект в любой точке земного шара. Если проект окажется успешным, то Белый дом получит новые возможности для политического доминирования и военной агрессии. В том числе — и против России. 

Сама по себе американская военная программа Prompt Global Strike (PGS) или, говоря по-русски, «глобальный молниеносный удар», не является чем-то принципиально новым. В ее основе лежит идея об использовании баллистических и крылатых ракет. Изюминка в том, что они создавались изначально как носители атомных боезарядов, однако с улучшением точности систем прицеливания появилась возможность использовать их для нанесения «обычных» ударов.

Например, разрабатываемая в рамках программы PGS версия американской баллистической ракеты «Трайдент» сможет нести до двух тонн смертоносной начинки, что позволит ей по силе взрыва соперничать с первыми атомными бомбами. При этом он не будет сопровождаться радиационным заражением местности. А значит, США смогут наносить мощнейшие ракетные удары по своим врагам, не нарушая природные экосистемы и международный запрет на применение ядерного оружия.

Дополнительно, в рамках проекта «Тор», предполагается использование космических платформ для бомбардировки наземных объектов этакими управляемыми «тунгусскими метеоритами», начиненными взрывчаткой. Впрочем, возможно, американцы на развертывание боевых орбитальных платформ не решатся. Просто не потянут мошной, в условиях перманентного экономического кризиса на Западе. А вот PGS-ракеты класса «поверхность-поверхность», скорее всего, у них уже есть. Во всяком случае, еще в апреле 2010 года тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс хвастался готовностью американских военных к нанесению «неядерных молниеносных глобальных ударов».

Поэтому вовсе неудивительно, что 10 сентября на совещании по вопросам разработки государственной программы вооружения на 2016–2025 годы под председательством президента Путина была поднята тема готовности России к противодействию американской программе PGS.

Как справедливо отметил вице-премьер по ВПК Дмитрий Рогозин: «Ответ на стратегию молниеносного глобального удара — это развитие стратегических ядерных сил — РВСН и морской составляющей, а также средств воздушно-космической обороны в соответствии с утвержденными планами. Речь идет о совершенствовании системы боевого управления, связующей силу и средства в единый оркестр, способный на любой сценарий дать достойный ответ». Если разобраться, вице-премьер говорил ни много, ни мало о... разработке и развертывании российской системы противоракетной обороны (ПРО). 

В последние годы в России предпринимаются активные попытки создать собственную систему цифрового управления и цифровой связи для военных целей. Официально работы в этом направлении ведутся с 2005 года, причем тогда бывший начальник войск связи генерал-полковник Евгений Карпов уверял, что она будет полностью готова к 2015 году.  В 2009–2010 гг. проект превратился в одно из приоритетных направлений развития вооруженных сил, а в 2011-м Валерий Герасимов, на тот момент бывший заместителем начальника Генштаба, официально сообщил, что переход войск на цифровую связь и цифровое управление стартовал. Однако процесс пошел не так быстро, как хотелось бы, и на сегодня, согласно последним заявлениям Минобороны, сроки создания единой системы цифровой связи в России отодвигаются до 2020 года.

Но зато, хотя сроки завершения программы были серьезно сдвинуты, ее содержание значительно расширилось. По заявлению начальника главного управления связи ВС РФ генерал-майора Халила Арсланова, российский цифровой оборонительный щит будет включать в себя космические спутники и размещенные на самолетах ретрансляторы, создающие специальный военный аналог сети интернет, и автоматизированную систему управления этой связью. Она будет объединять различные виды вооружений, создавая тем самым вокруг России единый интегрированный защитный щит, способный отражать различные виды агрессии. Описание немного напоминает «Скайнет» из «Терминатора»,  с той разницей, что это уже не совсем фантастика.

В частности, новая автоматизированная система управления (разработанная концерном ПВО «Алмаз-Антей») с 2013 года начала использоваться для формирования единого противоракетного щита вокруг Москвы. В нее интегрированы все действующие стационарные позиции зенитных ракет, противоракет, а также мобильные комплексы ПВО и радары, при этом предусмотрена возможность интеграции новых радаров и новых противоракетных комплексов, таких как С-500, еще не установленных рядом с Москвой, но планирующихся к поставке.

Благодаря этому уже сейчас столица имеет мощную защиту от ядерных или же «обычных» ударов пресловутой американской PGS. Но вот другие населенные пункты России оборудовать такими же щитами в обозримой перспективе не планируется. К сожалению, на конец прошлого года лишь 10% военно-стратегических объектов Минобороны были включены в новую информационную сеть. С чем связан столь низкий процент охвата? Частично — с большим количеством устаревшей техники, частично — с кадровым дефицитом в российской армии.

Военная реформа идет в ВС РФ уже много лет, но пока, к сожалению, с переменным успехом: число профессиональных военных, имеющих высокий уровень знаний и подготовки, способных использовать современные виды вооружения и системы связи, сравнительно невелико. Поэтому, сложно сказать, когда от американских ракет всех видов будет защищен каждый российский город и каждая российская деревня. Но с другой стороны, очевидно, что власть демонстрирует весьма четкое понимание опасности и предпринимает дальновидные шаги для ее нейтрализации.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть