Есть такая шабака

29.10.2015

Николай ПОРОСКОВ

В России, помимо военного ведомства, кинологические службы есть у пограничников, таможенников, в МЧС, Госнаркоконтроле и даже в «Аэрофлоте».

Поисковая кинологическая служба отряда Центроспас МЧС России — одна из самых крупных в стране. Она создана 20 июня 1996 года. Почти за два десятка лет четвероногие помощники помогли спасти более 2500 пострадавших — в тайге, на болотах, в горах, под завалами зданий... При землетрясениях в Турции, Греции, Индии, Алжире, Индонезии, на Тайване, при сходе ледника в Кармадонском ущелье, в террористических актах (в 2002 году — «Норд-Ост», в 2004-м — Беслан)... Кинологи работали при ликвидации последствий взрывов в Москве и Буйнакске. Если к поиску подключилась собака, то вероятность обнаружения пострадавшего возрастает до 90 процентов.

Сегодня в МЧС действуют 470 кинологических расчетов, включая волонтеров и внештатных спасателей. Все они ежегодно проходят испытания для подтверждения своей квалификации. У каждого своя специализация: поисково-спасательная, горно-лавинная, минно-розыскная, спасение на воде, следовая служба. В Южном региональном поисково-спасательном отряде есть даже уникальное конно-кинологическое подразделение. 

В МЧС придумали для собак новый метод обучения — баллонный. В снегу выкапывается полость, закладывается баллон из прорезиненной ткани, накачанный воздухом. Полость затем засыпается снегом, трамбуется, из баллона выпускают воздух и вытаскивают его наружу. А в образовавшуюся пустоту сажают статиста, которого собаки и должны найти — под снегом.

Метод пригодился на зимней Олимпиаде в Сочи, вернее, сразу после ее окончания. Когда открыли трассы для массового катания, обрушился снежный карниз, засыпало целую семью. При сходе лавины пострадавшие могут жить, как правило, не больше часа. В Сочи собаки успели. Вообще, есть исключительные животные. В условиях задымления, сильной пыли, в «ароматах» химии и запахе разложения такие собаки находят пострадавшего, как говорят кинологи, сердцем. 

Спасателями собачки рождаются, утверждают опытные заводчики. При отборе обращают внимание на щенков здоровых, подвижных, а главное — любящих играть. На этой тяге к игре и «ставят» поисковые навыки. Обучение начинают примерно с шести месяцев. Через год тренировок питомец уже может держать экзамен. 

На службу берут собак разных пород. Лабрадоры, овчарки, спаниели, терьеры, питбули, риджбеки, ротвейлеры, ризеншнауцеры, лайки, таксы, фокстерьеры и даже шпицы. В службе спасения на водах работают в основном ньюфаундленды. Никакой прогресс не оставит четвероногих безработными.

— Техники, которая заменила бы собак, пока нет, — говорит «Культуре» начальник поисково-спасательной службы отряда Центроспас МЧС Илья Заславский.

По его мнению, потеснить собак в ближайшие пять — десять лет смогут разве что устройства, определяющие концентрацию взрывчатых веществ в воздухе. Но при поиске и спасении людей в горах, лесах, в развалинах рухнувших зданий собака работает быстрее и четче. Техника может обнаружить, например, альпинистов, у которых имеются датчики или маячки. А если нет? Тогда спасатели остаются с носом. Собачьим, естественно. Как утверждают ученые, этот орган имеет 220 миллионов рецепторов запаха — в 44 раза больше, чем у человека. 

А вот в Пограничной службе ФСБ России работают в основном овчарки. Вспомним легендарного Индуса и его наставника, грозу нарушителей Никиту Карацупу, ставшего полковником и Героем Советского Союза.

Служебных собак готовят в Пограничном кинологическом учебном центре, а затем развозят в погранотряды по всей стране. Там одни собаки становятся саперами, находя минно-взрывные устройства, другие ищут на контрольно-пропускных пунктах контрабанду, оружие и взрывчатку, третьи натренированы на поиск наркотиков, четвертые помогают «зеленым фуражкам» задерживать нарушителей границы.

В 2001-м, когда выросла вероятность террористических угроз, кинологическое подразделение было создано и в службе авиационной безопасности «Аэрофлота». Его сотрудники каждый год обследуют около 500 рейсов авиакомпании и объекты международного аэропорта Шереметьево, выезжают по оперативной информации об угрозах взрывов на борту самолетов. Вероятность обнаружения взрывчатки проводником с собакой — выше 95 процентов. Кинолог с четвероногим другом — это и психологическое оружие против террористов.

Всего в кинологической службе «Аэрофлота» сорок собак. Круглосуточно, в четыре смены, аэропорт Шереметьево патрулируют 16 сотрудников с собаками. В США для этих целей используют лабрадоров, в Германии — немецких овчарок, в Великобритании — спаниелей. «Аэрофлот» же взял на работу уникальное создание — гибрид арктической оленегонной лайки и субтропического шакала. Такого нет нигде в мире. Их называют шакалайками, шалайками, шаксобами и даже шабаками. А официально — по имени заводчика, Клима Сулимова, который проводил селекцию этой собаки почти 30 лет. От северной лайки гибрид получил неприхотливость, способность легко переносить мороз, привязанность к человеку, интеллект. От предка с Кавказа (главным образом из Азербайджана) — острый нюх, устойчивость к жаре. У шалайки спокойный нрав, дружелюбный вид, их не боятся даже дети. Собаки работают без намордников. Их рост не выше 45 сантиметров, а вес до 12 кг, они легко забираются под сиденье в салоне самолета. 

Корреспондент «Культуры» побывал в питомнике и на тренировке «шабак» в Шереметьево-1. Обучение проводится в списанном Ту-154. Сотрудник службы безопасности аппаратом «Пчела» берет пробы воздуха, затем дает понюхать нескольким собакам. Те наперегонки ищут. Вот она, взрывчатка, под одним из сидений.

Задачка посложнее — наркотик укладывают на полку над головой пассажира. Четвероногие сыщики бойко шныряют в проходе, суют носы под кресла, наконец учуяли — и давай подпрыгивать, мол, сюда, вон там. Кстати, хорошая прыгучесть — одно из обязательных требований к собаке. На пенсию эти собаки выходят в возрасте 10–12 лет и проводят старость в родном питомнике.

Другие службы заводить гибридов не спешат. «Шаксобы» плохо ориентируются в незнакомой обстановке. В салоне самолета они чувствуют себя, как дома, а вот в лесу, в горах могут растеряться. 

Есть четвероногие помощники и во внутренних войсках МВД России. Ни один инженерно-разведывательный дозор не выходит «в поле» без кинолога с минно-розыскной собакой. Специалисты говорят: кинолог и сапер дополняют друг друга. Собака находит взрывчатку с точностью до сантиметра, ее «координаты» — точно между лапами, под носом. Так работали и младший сержант Александр Бузин со своим верным псом по кличке Джон. В первую чеченскую кампанию в районе Ханкалы они обнаружили девять мин, шесть фугасов, склад боеприпасов. 21 мая 1996 года Александр погиб в бою под Бамутом. Джона обнаружили лежащим возле погибшего хозяина, из глаз пса, рассказывали бойцы, текли крупные слезы... Александр Бузин стал Героем России посмертно.

Потребность в кинологах, специалистах высокой квалификации у МВД велика. Потому в Пермском военном институте внутренних войск с 1993 года существует кафедра кинологии. Сегодня в ведомстве более сорока кинологических взводов и 145 кинологических групп.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть