Созвездие верных псов

28.10.2015

Наталья МАКАРОВА

Военкоматы по всей стране работают на полную силу — в разгаре осенний призыв. Заступают в войска не только люди, но и четвероногие. Учебный центр служебного собаководства Западного военного округа, более известный как питомник «Красная звезда», принял 150 новых воспитанников. Корреспондент «Культуры» отправилась в легендарную кузницу собачьих кадров, чтобы увидеть, чему и как будут обучать четвероногих новобранцев, а заодно поговорить о выведенных здесь русских породах — черном терьере и московской сторожевой.

Октябрьский день клонится к вечеру, но солнце еще не село. Посреди осенней березовой рощи гуляют хозяева со своими лохматыми любимцами. Идиллия. Только хозяева здесь — люди в форме. Зовутся вожатыми. Большинство из них — вчерашние призывники, до этого не имевшие особых навыков в воспитании хвостатых. Ну а воспитанники все как на подбор — самые элитные породы. Здесь проходят воспитание немецкая, кавказская, южнорусская, среднеазиатская, восточноевропейская овчарки, лабрадор, ротвейлер, хаски, бельгийская овчарка малинуа и исконные уроженцы здешнего питомника — черный терьер и московская сторожевая.

В «Красной звезде» собак обучают караульному и минно-розыскному делу, в дальнейшем планируют вернуть и поисково-спасательные курсы (сейчас их отменили — кинологи надеются, что временно). Процесс обучения проходит от трех месяцев и больше — все зависит от конкретной особи. Затем четвероногий боец отправляется в войска, а вместе с ним и вожатый. 

— Человек и собака становятся единой командой, поэтому мы стараемся их не разлучать, — говорит ветеринар Лидия Платвинова. — Между ними должно быть полное доверие. Во время войны в Афганистане мы также отправляли наших питомцев вместе с вожатыми на фронт, и подбор пары «человек–собака» был очень тщательным — ставили военнослужащего, по очереди подводили к нему псов, и считывали пульс солдата, чтобы понять, как он реагирует. Если учащается — значит, собака не «его». Сейчас все проще, как-то визуально или по запаху, что ли, бойцы находят друг друга. Но был один случай, когда солдату не подходил ни один пес. Мы все думали, ну как же так, спрашивали его, ты что, собак не любишь, он говорил — люблю. А потом мы с ним долго разговаривали, и он вдруг вспомнил, что в детстве его собака покусала. Он это забыл, а тело помнит на подсознательном уровне. В итоге парень пересилил свои страхи и благополучно отслужил у нас. 

Солдат и его четвероногий друг проводят вместе практически весь день. С утра построение — обязательно вдвоем, затем прогулка, дрессировка, завтрак, после этого собаке чистят глаза, уши, расчесывают и ставят в вольер. Во второй половине дня снова прогулка, занятия. И так по кругу.

Питаются собаки два раза в день — сухим кормом. 

— Главное — давать побольше воды, а зимой кладем в миску чистый снег, — рассказывает заместитель начальника учебного центра служебного собаководства капитан Виталий Пудовкин. 

Живут питомцы в специально отведенных вольерах, разделенных на секции по породам, — они тянутся вдоль территории питомника на многие десятки метров. Отовсюду доносится лай, слева — совсем еще юнцов, справа — подростков. Кстати, здесь живут и собаки, отслужившие свой срок, это примерно восемь лет. Пес может приносить пользу государству и дольше — если так решит комиссия. Но, как правило, «пенсионеров» забирают домой бойцы. Есть здесь и племенной питомник со своим роддомом, стационар, куда направляют приболевших животных, и даже душевые для собак, включая отдельное помещение, где собака может обсохнуть или с помощью вожатого «воспользоваться» феном. 

Вновь прибывшим питомцам место найдется, тесно не будет. Территория позволяет — когда-то здесь находился аэродром, с которого во время Великой Отечественной взлетали штурмовики, защищавшие небо над Москвой. Теперь все пространство занимает центр собаководства. А на местном стадионе 9 Мая проводят ежегодные собачьи выставки — приглашают всех желающих. Эх, жаль, у меня нет собаки... «Так заводите и приезжайте!» — не понимают такого жизненного упущения мои собеседники. 

Праздники — праздниками, а будни никто не отменял: после прогулки вожатые с питомцами заступают на дрессировку. Большое, словно футбольное, поле размечено белыми лентами на квадраты, где каждый солдат занимается со своей собакой. Элементы «сидеть», «лежать», «ко мне» — тут самые простые. Этому питомцев обучают в рамках общего курса дрессировки, туда входит 22 команды. В том числе и подъем по вертикальной лестнице, прохождение снаряда с повязкой на глазах, то есть вслепую, «подрыв поезда»: пес бежит к рельсам, оставляет на них вьюк со взрывчаткой, заранее прицепленный к его спине, и убегает.

— Такое действительно случилось во время Великой Отечественной войны — советская собака Дина подорвала немецкий поезд, — рассказывает Лидия Платвинова. — Однако это был единственный случай, так как очень сложно рассчитать время, когда выпускать собаку.

Она ведет меня по музею, посвященному истории питомника со дня его основания в 1924 году. На долю здешних «воспитанников» выпало немало испытаний — и Великая Отечественная, и война в Афганистане, и события в Чечне. 

Ветеринар с гордостью и грустью рассказывает, как собак пускали под танк, где они замыкателем задевали днище техники, и происходил взрыв.

— Если хоть одна русская собака выходила на поле боя, одним танком врага становилось меньше, — говорит Платвинова. — Всего за годы войны было уничтожено около 300 танков противника. Очень боялись немцы наших псов, единственное оружие было — отстрел. Но нашу попробуй еще поймай на мушку!

Посреди музея стоят те самые тележки, на которых собаки вытаскивали раненых из боя, сумки, в которых четвероногие приносили обессиленным воду и медикаменты. Тысячи жизней на войне были спасены благодаря четвероногим однополчанам. Многие из них погибли, популяцию нужно было восстанавливать.

— Война закончилась, разруха, собак почти нет, — рассказывает преподаватель цикла по подготовке специалистов служебного собаководства Станислав Смелов. — Генерал-майор Григорий Медведев, руководитель школы собаководства, вывез сюда из оставшихся немецких питомников два грузовых самолета собак: ротвейлеров, ньюфаундлендов. Но надо было вывести и свою хорошую рабочую породу. Взяли одну группу собак: ризеншнауцер, эрдельтерьер, ротвейлер, ньюфаундленд... — всего 14 пород. Получился мощный злобный черный терьер — отличная служебная собака, наша гордость, с ней, кстати, связано много легенд. Например, якобы раненого пса этой породы нес по Красной площади во время Парада Победы некий генерал на своей шинели. Красивая история, но вряд ли правда — подтверждающих документов мы в архивах не нашли. А то, что в том параде участвовали лучшие офицеры нашего центра вместе со своими питомцами, — чистая правда. 

Еще одно селекционное изобретение питомника — московская сторожевая. Ее вывели для охраны различных объектов, например военных аэродромов, скрестили сенбернара и кавказскую овчарку. Однако эта порода пока так и не признана мировым сообществом, хотя крупные, злобные и верные, эти псы прекрасно охраняют — хоть дачу, хоть завод. К тому же друзья, компаньоны и просто красавцы.

История «Красной звезды» хранит и другие уникальные события — именно здесь в 1946 году (тогда питомник назывался Центральной школой военного собаководства) были проведены первые опыты по пересадке органов на собаках. Руководил операциями доктор Владимир Демихов, основоположник мировой трансплантологии. В 1954 году ему впервые в мире удалось пересадить голову маленькой собаки вместе с передними лапами на туловище другой — так получилась двухголовая собака. Всего же он создал 20 двухголовых собак! 

— Рассказывают, что одна голова могла есть, другая — спать, иногда они ссорились. Потом, правда, собаку усыпили. Но операция прошла успешно и дала богатый опыт для пересадки различных органов людям, — продолжает Платвинова. — Ведь сам Демихов пересаживал собакам и сердце, и легкие... 

Есть в истории питомника и «киношные» страницы. Юрий Никулин был завсегдатаем здешних мест. Артист активно работал с животными, вот и приезжал сюда за советами. А знаменитый фильм «Ко мне, Мухтар!» и вовсе здесь снимался. 

«Ко мне, Мухтар!

Приезжала сюда и Людмила Зыкина, да не просто так, а с концертом в местном клубе. 

— Уже весь зал полный, пора начинать. Вдруг Людмила Георгиевна говорит кому-то у двери — ну чего стоишь, вон там место есть. Только после того, как сел последний зритель, концерт начался, — смеется моя провожатая.

Прослушав курс по истории питомника, смотрю в окно: а там злобный малинуа нападает на человека. Но — не пугаться: это часть упражнения. Пес нападает не на вожатого, а на помощника (его еще называют фигурантом), который также участвует в воспитании. Ему достается больше всего — собака должна реагировать на него агрессивно и может вцепиться. Поэтому помощники одеты в специальные защитные костюмы. 

Все эти занятия сопровождаются звуками взрывов. Не самая приятная «музыка», но что поделаешь — собака должна привыкать служить именно в таких условиях. Четвероногие новобранцы поначалу пугаются, поджимают хвосты, однако, видя, что их более опытные «коллеги» на посторонние звуки не обращают внимания, следуют их примеру. Все, как у людей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть