На войну с двумя пересадками

07.10.2015

Андрей МОИСЕЕНКО

По данным Антитеррористического центра СНГ, в Сирии на стороне ИГИЛ воюет до 5000 россиян. Но никто не считал, сколько наших сограждан с оружием в руках выступили против международного терроризма — а ведь и таких немало. Спецкор «Культуры» встретился с теми, кто готовит добровольцев к отправке в Дамаск.

«Порох творит историю»

Петербуржец Максим, позывной «Норманн», 26 лет. За плечами опыт боев в Донбассе. 16 сентября он написал на своей страничке в одной из соцсетей: «Уехал в Сирию. Отдыхать». На самом же деле он влился в отряд курдских ополченцев, сражающихся против ИГИЛ.

И вот сейчас пришла тяжелая весть. Вместе с товарищами по оружию Максим подорвался в грузовике на фугасе, это произошло на севере Сирии, на берегу древней реки Евфрат. Его гибель подтвердили курдские командиры. Личные вещи Максима в эти дни должны переправить на родину близким.

Таких, как Максим, у нас в стране немало. После того, как Россия официально вступила в войну с «Исламским государством», число желающих добровольно поучаствовать в сирийском конфликте сразу выросло. Это заметно в первую очередь по соцсетям. Тут и только что возникшие группы с проасадовскими лозунгами и старые сообщества, связанные с ополчением в ДНР и ЛНР. Например, в группе «За Сирию и Асада» около 20 000 участников, в другой, «Доброволец», — уже под 30 000. И везде множество сообщений типа: «Ребята, подскажите, как уехать из Москвы в Сирию добровольцем? Кинолог». Или: «Хоть кем хочу воевать за Асада против салафитов. У меня к ним личный счет. Мой телефон… Кто поможет?»

Периодически на ветках обсуждений появляются люди, которые обещают такую помощь и предлагают обращаться в «личку» за инструкциями. На сайте «Доброволец» (слоган — «Порох творит историю») я списался с одним из таких инструкторов. Кирилл, 27 лет. Москвич, но в столице парня практически не застать — ездит по стране (по его словам, за неделю побывал в четырех регионах), организует группы добровольцев, желающих попасть в Сирию.

Мы встретились в кафе у Курского вокзала. Среднего роста, в очках, короткий ежик. На вид типичный представитель офисного планктона: встретишь — через минуту забудешь. Но таким и должен быть идеальный разведчик.

— Зачем тебе все это? — спрашиваю его.

— Будешь смеяться, но я идейный. Россия, Русский мир — это мое. Добровольческими формированиями занимаюсь уже второй год, с начала войны на Украине. Отправляем не только людей, но и гуманитарную помощь: лекарства, еду, одежду.

— Сколько человек ты отправил в Сирию?

— Лично через меня прошло около 150 добровольцев. Вот сегодня пять звонков было. Но я не один такой. Знаю, есть еще люди, которые этим занимаются. У них свои каналы.

— Напрямую из России в Дамаск не улететь. Как происходит переброска?

— Из Москвы с двумя пересадками в разных странах. Подробнее говорить не буду.

На вопрос, кто финансирует его деятельность, Кирилл ответил туманно: «Многие состоятельные люди нас поддерживают». По его словам, типичный портрет добровольца, отправляющегося в Сирию, выглядит так: славянин, с патриотическими убеждениями, около 30 лет, по большей части житель крупного города, почти всегда отслужил срочную. Примерно 80–85 процентов добровольцев прошли через войну на юго-востоке Украины. Воюют большинство ребят против ИГИЛ в курдском ополчении — Отрядах народной самообороны (ОНС). С ними зачастую легче договориться, чем с официальными представителями сирийской армии. Курды и платят больше, чем регулярные военные: около 1500 долларов в месяц против 1000 в сирийской армии. Впрочем, по словам Кирилла, подавляющая часть добровольцев бьется не за деньги, а «против террористов и их хозяев из США».

— Так сложилось, что в XXI веке опять начала проявляться русская пассионарность, — говорит Кирилл. — Это факт. Реагировать можно по-разному: одни кричат, что Россия сейчас главный мировой агрессор, другие — что Сирия разменная монета за Донбасс и Крым. Но важно лишь то, что наше неравнодушие и стремление к справедливости порой являются единственным препятствием на пути мирового зла. Мы знаем: как бы ни было плохо — все равно войны заканчиваются победой. Нашей победой!

Возьмут не всякого

Чтобы попасть в Сирию, знающие люди предлагают два пути. Те, кто владеет английским, могут написать напрямую в соцсетях в группу курдского ополчения ОНС «Львы Рожавы». А можно обратиться и на русскоязычный сайт «Доброволец». С теми, кому скажут «годен», составляется контракт (имеющий скорее моральную, чем юридическую силу) минимум на полгода, предусматривающий даже отпуск. Более полную информацию о маршруте доброволец получает уже на точке сбора, координаты которой выдаются после прохождения первичного собеседования и проверки всех документов.

Требования к кандидатам посуровее, чем в военкоматах. Набирают только мужчин от 23 лет, отслуживших в армии (лучше по контракту, еще лучше — с опытом боевых действий) или имеющих военное образование, никаких судимостей или иных проблем с законом, абсолютное физическое (не говоря о психическом) здоровье. Кроме того, кандидат должен быть готов сдать нормативы по физподготовке согласно требованиям Сухопутных войск с учетом возрастной категории, а также нормативы по огневой и тактической подготовке. Не иметь проблем с алкоголем и наркотиками. При прочих равных преимуществами являются отсутствие вредных привычек и знание иностранного языка.

Добровольцем можно стать и без опыта службы в армии. Такое исключение делается для медиков, водителей тяжелой техники (и механиков по ее ремонту), специалистов по радиосвязи, операторов беспилотников (при наличии собственного аппарата) .

Хотя мой собеседник и не стал раскрывать пути переброски добровольцев в Сирию, вычислить их путь несложно. Достаточно заглянуть в любое интернет-агентство по продаже авиабилетов. Из Москвы в Дамаск можно добраться только с двумя пересадками. Через Баку — Тегеран или Вену — Тегеран. Стоимость билета в одну сторону 35–40 тысяч рублей. Кстати, по статистике оnline-сервиса Skylet интерес к билетам Моска — Дамаск в сентябре этого года оказался в пять раз выше, чем в октябре 2014-го.

Вас ожидает ФСБ

Русские на защите Башара Асада — не новость. Еще в 2013 году в Гонконге была зарегистрирована частная военная компания Slavonic Corps Limited («Славянский корпус»), созданная бывшими офицерами Российской армии. Она предлагала услуги по охране сирийских нефтепромыслов. Нанимали туда бывших военных, бойцов ОМОНа, СОБРа и т. д. Платить обещали 5000 долларов в месяц. Всего было набрано 267 человек. В Дамаске они получили вооружение: личное оружие, минометы, зенитные пушки, четыре танка и БМП. А разместили их, по иронии судьбы, в Латакии — там, где сейчас находится российская авиабаза.

Из затеи ничего не вышло. Организаторы, а возможно, и сирийская сторона, наемников кинули. Обещанных денег никто не получил, зато шесть человек получили боевые ранения. Кончилось все тем, что военные бесславно вернулись в Россию, а наиболее активных членов группы сотрудники ФСБ арестовали прямо в аэропорту Внуково, обвинив их в наемничестве. Два создателя компании получили по три года колонии.

Да, быть наемником по российским законам запрещено, но никто не может помешать россиянину легально отправиться в другую страну, явиться там в военкомат и, если местные законы это разрешают, вступить в армию.

Но самый законный путь — устроиться в частную военную компанию (ЧВК). Они в России действуют легально. Суть проста: ЧВК официально заключает с какой-либо страной или компанией за рубежом контракт на охрану, например, корабля — от сомалийских пиратов, нефтяной скважины — от повстанцев, правительственных учреждений — от террористов, и отправляет туда своих людей. Работают в ЧВК, как правило, бывшие военные. Заработок в зависимости от условий и квалификации — до 4000 долларов в месяц.

Одну из первых таких компаний в России («РСБ-Групп») создал Олег Криницын, бывший офицер-пограничник. Сейчас его люди работают почти во всех «горячих» регионах планеты: в Африке, Азии, и, конечно, на Ближнем Востоке.

Фото: rsb-group.ru

— Называть своих заказчиков, по понятным причинам, я не буду, — говорит он «Культуре». — Но нам не безразлично, кто они, мы действуем исключительно в рамках закона. Например, приезжали люди из Ливии с просьбой провести боевую подготовку отряда туарегов. Конкретные такие люди. У меня возникли подозрения, что они не в ладах с законом, и я отказал. Были предложения и по Сирии, но не от официальных властей, а наоборот — тоже не согласился. Я уверен, что все, кто сейчас разными путями пробирается в Сирию, находятся под колпаком наших спецслужб. По возвращении у ребят будут большие проблемы— это вам не Новороссия. Если бы правительства Сирии или России обратились, мы смогли бы проводить спецоперации, в которых не могут быть задействованы армия или полиция, охранять объекты — вокзалы, порты, нефтяные скважины. Мы уже общались на уровне пресс-атташе посольства, но пока моих людей в Сирии нет. Хотя многие из них говорят, что отправились бы туда с большим удовольствием.

Если предложение поступит, глава компании готов поставить «под ружье» до 2000 человек. И это не считая «штучных» специалистов — вертолетчиков, операторов ракетных комплексов, беспилотников…

Криницын, боевой офицер, считает, что в Сирии бомбардировками с воздуха дело не окончится. После огневого удара необходима зачистка на земле. Кто ее будет проводить — вопрос.

— Конечно, это дело местных военных, — рассуждает он. — Но там противоречия между шиитами, суннитами, алавитами… От любой искры может полыхнуть новая война. Поэтому предположу, что в этих операциях будут задействованы россияне. Вот тут-то и могли бы пригодиться ЧВК. Все мои люди — обстрелянные офицеры, прошедшие не одну войну, умеют убивать. Я лично служил на афгано-таджикской границе — не самое спокойное место.

Деятельность нелегальных вербовщиков Криницын не одобряет: «Те, кто сейчас туда едет… Дураки вы, ребята. Пострелять вам захотелось, романтики. Война только по телевизору не пахнет, а в реальности это грязная, опасная и неблагодарная работа. Я много раз видел, как за одно мгновение здоровый веселый человек превращался в безжизненный кусок мяса. Думаете, получите оружие, сотрете противника в порошок и станете крутыми мужиками? Все не так. Например, мои люди «заточены» на то, чтобы не провоцировать боестолкновения, а предотвращать их. Поэтому за шесть лет работы компании я не потерял ни одного человека».

Смерть шайтанам!

Официальную позицию российских властей по вопросу о добровольцах высказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, власти не будут оказывать им какую-либо поддержку. «Это не функция государства, — заявил он. — Как правило, подобные организации существуют и действуют самостоятельно».

Слова Пескова можно понять так: государство не собирается ни помогать, ни препятствовать добровольцам. Однако председатель комитета Госдумы по обороне, бывший командующий Черноморским флотом Владимир Комоедов заявил, что, по его информации, отечественные спецслужбы уже начали активно выявлять россиян, желающих отправиться на помощь Асаду. Впрочем, депутат не исключил, что в Сирии в ближайшее время все-таки появится российская добровольческая бригада или батальон.

Возможно, это будет подразделение чеченских бойцов — во всяком случае, глава республики Рамзан Кадыров высказался вполне недвусмысленно: «Я убежден, что это зло должно быть ликвидировано в своем же логове. Мы не можем дожидаться, пока они придут в наши города и села. Действия России найдут широкую поддержку в мусульманском мире, так как «Иблисское государство» является злейшим врагом Ислама. Его бандиты, прежде всего, убивают мусульман, разрушают святыни. Важно, что Россия действует строго по нормам международного права. Президент Сирии попросил о помощи. Мы положительно решили…

Нам обидно, что сейчас там задействованы только военно-воздушные силы и не используется пехота. К сожалению, чеченцам пока нет возможности участвовать в борьбе против этих шайтанов. Я уверен, что там должны использоваться не только военно-воздушные силы, но и пехота. Чем быстрее мы покончим с ИГ, тем нам спокойнее будет жить в мировом сообществе.

Более того, не говоря о других спецподразделениях, мы самыми первыми встанем в этих рядах. У нас боевая готовность номер один. Мы готовы выехать. У нас есть добровольцы. Их десятки тысяч людей. Мы еще тогда, в конце 1999 года, дали на Коране клятву, что всю свою жизнь посвятим борьбе против этих шайтанов и будем их уничтожать, где бы они ни находились.

Если Верховный главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин отдаст приказ, мы готовы хоть завтра отправить специалистов мирового уровня, равных которым нет на Западе. У нас есть опыт, есть знания».


Крестовый поход

Для многих наверняка, станет неожиданностью, что кроме русских ополченцев в Сирию активно рвутся… граждане США. Цель благая: защитить от ИГИЛ местных христиан. 

На Ближнем Востоке живут десятки тысяч приверженцев Халдейской католической, православной и Ассирийской церквей. Например, в Сирии это 13 процентов населения. Понятно, как к ним относятся боевики-исламисты. Для их защиты создана организация «Международные христиане — сыны Свободы», возглавляет ее американец Мэтью Ван Дайк, сам бывший солдат. Воевал за ливийских повстанцев против Каддафи. Ван Дайк вербует в свою армию всех христиан — от православных и католиков до баптистов и адвентистов. Случайных людей у него нет — все с опытом армейской жизни. Хотя желающих записаться много. Сам Ван Дайк утверждает, что одобряет лишь малый процент из поданных заявлений. Известно, что в Сирии и Ираке сейчас уже несколько сотен «международных христиан». Правда, они не воюют с исламистами, а обучают отряды «братьев по вере».

Не сидят без дела и курды. Они вербуют наемников через соцсети. Специально обученные люди ведут странички в интернете, предназначенные для контактов с иностранными добровольцами. Правда, к себе приглашают только после тщательной проверки, которую проводят их соратники в Европе и США.


У них это юмор

Не секрет, что большинство наших добровольцев до Сирии успели повоевать в Донбассе. Сейчас там положение нормализуется, и многие бойцы собираются бороться с исламистами в Сирии. Эта идея в войсках ДНР очень популярна, поэтому их противники из «незалежной» решили поиздеваться. Получилось довольно глупо, зло и не смешно. Сейчас по интернету гуляет красивый плакат — листовка, агитирующая записываться в интернациональный батальон «Крестоносец»: «Наши сирийские братья ждут тебя». Мол, будет обучение, достойная зарплата. Указан телефон. Люди искренне благодарили тех, кто распространял агитку, звонили по указанному телефону… Да только это оказался номер психдиспансера в Донецке. Говорят, звонков было столько, что медучреждению пришлось официально опровергать информацию о найме добровольцев.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть