Возвращение бронепоезда

10.09.2015

Николай ПОРОСКОВ

Бронепоезда списывать рано — такое решение принял недавно министр обороны Сергей Шойгу. Отменив распоряжение своего предшественника Анатолия Сердюкова о ликвидации этого довольно экзотического, на современный взгляд, вида военной техники. Неужели романтический символ Гражданской пригодится и в битвах XXI века? Корреспонденту «Культуры» довелось побывать внутри одного из российских бронепоездов.

Это было во время очередной командировки на Северный Кавказ. Февраль 2000 года, незаконные вооруженные формирования второй раз выбиты из Грозного. Боевые действия шли вяло. Знакомый офицер в Ханкале предложил: «Поедем к железнодорожникам. У них в бронепоезде столовая — что столичный ресторан». Не обманул. Впрочем, рассказ о другом.

Современный наследник основного средства передвижения товарищей Троцкого и Сталина выглядел не менее грозно, чем его предшественники. Изрезанный щелями-бойницами основной броневагон, бронеплощадка с задранными вверх стволами легких зенитных установок. Тепловозы обшиты стальными листами. Два плацкартных вагона с броней 30 мм для личного состава, две платформы с балластом спереди и позади состава — чтобы подрывать заложенные на пути мины и фугасы. Для защиты от пуль — мешки с песком, шпалы, танковые траки, прочий металлолом. На платформах — танк и БМП. Весь поезд увешан глушилками — чтобы быть «незаметным» для радиоуправляемых мин. Вагончик-каптерка для хранения обмундирования. Остальное пространство отдано под ремкомплект. Одного хватало для восстановления 150 м пути.

Броневагон бронепоезда «Байкал» в Ханкале, 2003

Всего бронепоездов (официально они именовались «спецпоездами», СП) в Чечне было четыре — «Дон», «Амур», «Терек», «Байкал». В их задачи входило сопровождение при перевозке подразделений и грузов, а также инженерная разведка. В 2009 году их вывели из республики и поставили на консервацию в Ставропольском крае... 

Первые бронепоезда появились почти одновременно с первой железной дорогой — еще в позапрошлом веке. В России проявили себя во время Гражданской. Их было тогда 120–150 — по обе стороны фронта. В Добровольческой армии, например, сражался бронепоезд «Единая Россия». Воевали и в Великую Отечественную. Яркий факт из истории тех времен — дуэль бронепоездов «Илья Муромец» и «Адольф Гитлер». Одолел советский богатырь. Однако танки и авиация практически вытеснили бронепоезда. До 1953 года они еще несли службу на Западной Украине — патрулировали железнодорожные магистрали от нападений бандеровских отрядов. Но к концу пятидесятых на вооружении не осталось ни одного.

В 1970-х раздоры с Китаем заставили вспомнить забытое оружие. Вдоль границы, обороняя Транссибирскую магистраль, курсировали пять составов. На платформах стояли танки и бронетранспортеры, в бронированных коробах сидели мотострелки. Отношения с восточным соседом вошли в норму, бронепоезда вновь вывели в резерв и вспомнили о них только в начале 1990 года: задействовали при подавлении волнений в Баку, охране узловых станций, сопровождении составов с войсками и грузами. В зону конфликта в Нагорном Карабахе два бронепоезда поступили уже переданными от Минобороны во Внутренние войска.

Спустя два года по просьбе руководства Абхазии расчет спецпоезда «Терек» восстанавливал железнодорожное сообщение между Сухумом и Очамчирой — со стороны грузинских спецслужб можно было ожидать диверсий и провокаций. Работа осложнялась тем, что между шпалами успели прорасти деревья и кусты, рельсы разъезжались под колесами... 

К 2011 году на вооружении остались только бронепоезда-артефакты — «Байкал» и «Амур». Отметины от пуль и осколков на стенах вагонов и бортах платформ красноречиво свидетельствовали о боевом прошлом. Их планировалось снять с вооружения, что и было позже сделано. Однако министр обороны России Сергей Шойгу, который во время контртеррористической операции на Северном Кавказе возглавлял МЧС, еще тогда отмечал работу бронепоездов как полезную и перспективную. Это и решило их судьбу. Сегодня, насколько можно судить по высказываниям военных, БП сохранены для сопровождения составов со строительными и военными грузами, прикрытия инженерных и саперных частей, быстрого восстановления рельсового полотна. Они могут быть чрезвычайно эффективны в локальных асимметричных и гибридных войнах — против банд террористов, для обеспечения безопасности железных дорог, для поддержки саперов и вывоза раненых.

Как известно, опыт постройки и применения бронепоездов в свое время пригодился при создании БЖРК — боевых железнодорожных ракетных комплексов «Молодец» с ракетами РС-22 (SS-24 «Скальпель»). Ракетный поезд с виду представлял собой состав рефрижераторов. Только приглядевшись, можно было обнаружить, что «рефрижераторы» были метра на полтора длиннее обычных. 

«Молодцы» сняты с вооружения в 2005-м. Но с прошлого года идут разработки нового БЖРК — «Баргузин». На нем разместят шесть ракет типа «Тополь-М», «Ярс» и «Рубеж». На рельсы он встанет в 2020 году. Вполне возможно, Шойгу, держа в уме совершенствование диверсионных средств предполагаемого противника, задумал усилить охранение новых БЖРК с помощью бронепоездов. Поставят на них реактивные системы залпового огня (РСЗО), оперативно-тактические комплексы «Искандер», гаубицу «Мста», усилят противодиверсионные группы, замаскируют, и ищи ветра в поле.

Кстати, и тащить такие поезда есть кому. В стратегическом резерве на случай ядерной войны у Российской армии есть… паровозы. Не все переплавили на иголки. Достоинство паровоза в том, что он может работать автономно — при наличии воды и топлива (угля, дров, солярки, мазута). У тепловозов и электровозов органы управления могут быть уничтожены воздействием электромагнитного импульса — одного из факторов ядерного удара. Паровоз же для такого воздействия неуязвим — у него нет электроприборов и электрических цепей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть