Мрачные предчувствия

06.11.1929

И вот — новая газета, по искус­ству...
И вот — завтра выйдет первый номер.
И вот — его принесет поч­тальон.
И вот — он будет лежать на столе, мягко отливая свежим типографским глянцем. 
И вот-опять эти слова.?..

В передовой:
«Советский театр продолжает переживать острейший кризис в своем стремлении приблизиться к наболевшим проблемам. По­ступательное движение  вперед несомненно. Но сможет ли коллективная театральная мысль избежать опасных подводных камней на своем пути? Насту­пающему театральному сезону мы ставим лишь один прямой вопрос, на который могут быть лишь два ответа. Либо (под­черкнуто нами. Ред.) рука об руку с биением нашей великой эпохи, либо (подчеркнуто всю­ду нами. Ред.), нога в ногу с неподвижностью и косностью, либо (подчеркнуто снова нами. Ред.) плечом к плечу с опасно­стью безыдейного перерождения, либо (нами! Ред.) в «дружеском» (ковычки наши. Ред.) союзе с пучиной обывательской оторванности и мещанства. Пя­тое не дано!».

И вот они, эти слова,?— в об­зоре…
«На театральных путях истек­шего периода мы видим некото­рый, но пока ничтожный сдвиг. В сценической оформлении наи­более жгучих проблем совре­менности театр не смог миновать опасных подводных камней во­просов оформления и сознатель­ного подхода к.психологии и дифференциации нового зрите­ля. Он не смог нащупать нутра вашей великой эпохи. И тем не менее — перед нами, хотя и роб­кий, но несомненный шаг впе­ред».
И вот они — в оперной рецен­зии: «Евгений Онегин — недурно разработанное либретто любовных взаимоотношений полов в эпоху раннего феодального средневековья. Однако, мастерски овладев интригой, автор не смог выпятить на первый план социальной структуры происшед­ших событий и не выпятил клас­совых противоречий. За индивидуальными переживаниями своих героев автор проглядел роль массы. Она показана лишь в сцене бала. Автор не показал нам и основных действующих сил эпохи — на сцене ни разу не появляются ни декабристы, ни Сен-Симон, ни Кромвель, ни Стенька Разин.? Музыкальное сопровождение сделано по-старинке — все эти вальсы и арии мы уже где-то слышали. В общем перед нами, хотя и робкий, но несомненный шаг вперед».

И вот — в драматической ре­цензии:
«Новая пьеса дает возмож­ность с удовлетворением отме­тить удачное нащупывание на­болевшей проблемы современ­ности — вопроса о введении пе­ресадочных трамвайных биле­тов. Постановщику удалось в своем оформлении удачно обой­ти подводные камни психоло­гизма и настроенчества. Качаю­щаяся на роликах конструкция удачно подчеркивала размах на­шей великой эпохи социалисти­ческого строительства. Ярко по­казана организующая роль пя­тилетки — в короткой сцене, где герой указывает, что хоро­шо бы лет на пять уехать за границу. В общем театр сделал своей постановкой несомненный шаг  вперед»…

И вот — в рецензии мюзик-холльной:
«В постановке нового обозре­ния театр повторил все свои предыдущие ошибки. Сюжет пьесы (моральные страдания трудящегося в связи с очередя­ми у общественных уборных) близок нам по духу, он отра­жает размах и биение нашей трепетной эпохи. Но почему-то целостная драматургическая ткань представления прорвана внутренне противоречивыми эпизодами. Мы еще можем по­нять выступление дрессирован­ных морских львов — в нем со­держится острый политический намек на новые морские воору­жения британского империализ­ма. Но жонглирование на трапе­ции — что хотел этим сказать автор спектакля? Может быть, речь шла о неустойчивости в условности капиталистической стабилизации — но тогда жон­глер должен был бы огласить хотя бы несколько основных цифр, характеризующих кризис сбыта на мировых рынках и рост безработицы в главнейших индустриальных государствах. С тем большим удовлетворением мы можем отметить следы вдумчивого марксистского под­хода в новых постанов­ках герлс. Здесь мы имеем на­лицо такие бросающиеся в гла­за достижения, как розовые чул­ки (танец «Рыбка») и багровый свет прожектора (танец «Птичка). Несомненно, театр сделал шаг вперед по пути к истинно советскому мюзик-холлу».

И вот — о отделе хроники: «Новая постановка «Веселой вдовы» в театре оперетты бу­дет проведена в плане макси­мального приближения к жгу­чим проблемам эпохи. Второе действие разыгрывается в кол­хозе. Вальс «Тихо и плавно ка­чаясь» будет исполнен в плане показа безудержной оргии «ко­нец разложившейся буржуазии, на фоне нарастающего револю­ционного восстании и симфонии заводских гудков. В куплеты «После нашей первой встречи» вводятся злободневные полити­ческие моменты — о жилищном кризисе и алиментах. Танец «Ах |ты,?— моя курочка» дается в плане агитации за кооперативное пти­це- и яйцеводстао»…

Нет, не стану я читать новой газеты по искусству — если она повторит то, что было до сих пор!

МИХ. КОЛЬЦОВ

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть